Несказанное завещание еники

Тарифа не знает, что ему ответить, — еще в прошлом году она не раз объясняла ему, что Акэби умерла в городе. «В детство впадает дед», — думает она про себя и сердито выговаривает ему: — Ты это брось, дед Миннибай, разве мертвые возвращаются? Так день за днем, но улучшение не наступало. Ради того чтобы похоронить ее по-мусульмански, не хочется ему приводить в свою квартиру каких-то старух и мулл… Да и неловко же ему в его положении: что о нем подумают, что скажут! Этого сухого, словно провяленного на солнце деда с тонкими журавлиными ногами считали самым старым в деревне. Трудно, очень трудно было старушке развязать этот узел!

Смотрите также: Рекс стаут завещание читать онлайн

Звуки курая переносили ее в родные ковыльные степи, в звенящую монистами девичью пору. Нежданно-негаданно привел господь еще раз посидеть с дорогими ей людьми за чаем в собственном доме. Так что поневоле пришлось снарядить мать «по-современному». Надели на нее чистое платье, голову «по-мусульмански» повязали белым батистовым платком и положили в маленький красный гробик. Даже имен не может запомнить дед, Виля называет Вильданом, Эмму — Эсмабикой… Да, зажился старик на свете. Вот и сегодня, печет солнце, а немощное тело старухи никак не согреется, будто лед внутри, мурашки по спине бегают, а глаза жжет, губы пересохли, еле передвигает она отяжелевшие старые ноги… «Чего мучаюсь, пойду-ка домой»,— вяло говорит она себе и поворачивает к деревне. Особенно скучала по внукам — шестилетнему Равилю и четырехлетней Гузель. Чудное это поколение, все у них непривычно для старика. В 2009 году исполнилось 100 лет со дня рождения народного писателя Татарстана, лауреата Государственной премии им. Г. Тукая Амирхана Еники (А.Н. Еникеева) (1909-2000 гг.) Творчество А. Еники богато и многогранно. Одно она верно угадывала сердцем: дети ее — люда совсем иного склада, чем она, они неузнаваемо изменились с тех пор, как оторвались от ее подола. Увидев большого, важного дядю, они врассыпную кинулись в стороны, потом осторожно приблизились и снова плотным кольцом окружили машину. Их юркие глаза, горевшие тайным желанием покататься, в упор уставились на солидного дядю.

Смотрите также: Брак по завещанию возвращение 1 серия

Ничего, ничего, все обойдется!» Откинув полу пальто, он сел па пары от больной подальше. И дочь в своем шуршащем плаще опустилась возле матери. Прежде всего, смерть старухи тяжело подействует на детей, напугает их… Потом… надо же обмыть покойницу, прибрать, проводить, а сами они понятия не имеют, как это делается. Соседи забеспокоились и, посоветовавшись меж собой,.. решили, сказать юлкотлинскому бригадиру колхоза Саит-гали. Каждое утро, слегка припадая па тонкие журавлиные ноги, будто пружиня ими, и размахивая длинной можжевеловой палкой, он проходит по улице, выйдя в поле, не останавливается, а шагает дальше, прямиком, не разбирая дороги, куда его сегодня ноги поведут. Особенно тосковала она по внукам. Их приезд для нее был настоящим праздником, все на свете забывала она при них, так и светилась от радости и счастья… Жаль только, что родители этих малышей приезжали к старухе лишь на короткое время. Дочь Гульбикэ и старший сын живут сейчас в Уфе. Покажем докторам, будем ухаживать, в городе ты быстрее поправишься. — Правда, мама, у нас тебе будет лучше, здесь и врача нет, и ходить за тобой некому, как ты будешь тут одна?— добавил зять. Акэби осталась очень довольна им. В тот же день пришли к ней три дочери Суфияна— Татьяна, Светлана, Рита, с маленьким братом Борисом. Прожил он три дня, три дня подряд Акэби ставила перед внуком, ни слова не знающим по-башкирски, все свое угощение, с грустной лаской молча глядела на него. Добрая Тарифа, видно, хотела этим обрадовать детей старухи, но здесь никто не ждал этого сундука.

Смотрите также: Действительность завещания может оспариваться если оно

Иди к своим гостям, не беспокойся обо мне!— Сама же гнала ее прочь. А в доме веселье шло своим чередом. Одно из этих чудес домашние называли «футболом». Что за «футбол», бог ведает… Но как начнут его показывать, и хозяев, и гостей не оторвать от телевизора, хлебом не корми, дай посмотреть. Потом слабо улыбнулась им, пошевелила губами, что-то, видимо, хотела сказать. Но промолчала. С девочек перевела взгляд на Борю, обессилевшей рукой поманила его к себе. Никак, за девяносто ему перевалило. Он и сам толком не знал, сколько ему. В прошлом году умер его старший сын Миннигарай, а ему уже за семьдесят было. Акэби, как только ее перевезли в город, стала просить написать младшему сыну в Казахстан и живущей в Перми старшей дочери. Ей все обещали и обещали, но писать не торопились. Не так просто это было. Старуха с каким-то детским любопытством прислушивалась к этим звукам.

Дочь, правда, прихватила парочку лимонов и кулечек шоколадных конфет, она высыпала их на скатерть. Обзавелись семейством, у обоих дети, оба уже немолодые. Кажется, даже улыбалась. На кладбище гроб везли на машине. Каждое утро сядет верхом на свой мотоцикл и по утоптанной дороге протарахтит в Сыртлан^ а вечером тем же манером примчится обратно.

Похожие записи: